Previous Entry Share Next Entry
Трупный запах российской демократии.
byacs
Как-то незаметно прошло 100-летие российского Учредительного собрания.
То, о чем мечтали поколения российских демократов свершилось! В конце 1917 - начале 1918 собралось, наконец, всенародно избранное Учредительное собрание.

И что же? Как известно, караул устал, и Собрание разогнали большевики.
Это означало почти окончательное на долгие годы установление советской власти.



А вот что Ильич писал:

ЛЮДИ С ТОГО СВЕТА

«Я потерял понапрасну день, мои друзья». Так гласит одно старое латинское изречение. Невольно вспоминаешь его, когда думаешь о потере дня 5-го января.

После живой, настоящей, советской работы, среди рабочих и крестьян, которые заняты делом, рубкой леса и корчеванием пней помещичьей и капиталистической эксплуатации, - вдруг пришлось перенестись в «чужой мир», к каким-то пришельцам с того света, из лагеря буржуазии и ее вольных и невольных, сознательных и бессознательных поборников, прихлебателей, слуг и защитников. Из мира борьбы трудящихся масс, и их советской организации, против эксплуататоров - в мир сладеньких фраз, прилизанных, пустейших декламаций, посулов и посулов, основанных по-прежнему на соглашательстве с капиталистами.

Точно история нечаянно или по ошибке повернула часы свои назад, и перед нами вместо января 1918 года на день оказался май или июнь 1917 года!

Это ужасно! Из среды живых людей попасть в общество трупов, дышать трупным запахом, слушать тех же самых мумий «социального», луиблановского фразерства, Чернова и Церетели, это нечто нестерпимое.

Прав был тов. Скворцов, который в двух-трех кратких, точно отчеканенных, простых, спокойных и в то же время беспощадно резких фразах сказал правым эсерам: «Между нами все кончено. Мы делаем до конца Октябрьскую революцию против буржуазии. Мы с вами на разных сторонах баррикады».

А в ответ - потоки гладеньких-гладеньких фраз Чернова и Церетели, обходящих заботливо только (только!) один вопрос, вопрос о Советской власти, об Октябрьской революции. «Да не будет гражданской войны, да не будет саботажа», - заклинает Чернов, от имени правых эсеров, революцию. И правые эсеры, проспавшие, точно покойники в гробу, полгода - с июня 1917 по январь 1918, встают с мест и хлопают с ожесточением, с упрямством. Это так легко и так приятно, в самом деле: решать вопросы революции заклинаниями. «Да не будет гражданской войны, да не будет саботажа, да признают все Учредительное собрание». Чем же это отличается, по сути дела, от заклинания: да примирятся рабочие и капиталисты? Ровно ничем. Каледины и Рябушинские, вместе с их империалистскими друзьями всех стран, ни от заклинаний сахарного сладкопевца Чернова, ни от скучных, отдающих непонятой, непродуманной, извращенной книжкой поучений Церетели не исчезнут и не изменят своей политики.

Либо победить Калединых и Рябушинских, либо сдать революцию. Либо победа в гражданской войне над эксплуататорами, либо гибель революции. Так стоял вопрос во всех революциях, и в английской XVII века, и во французской XVIII века, и в немецкой XIX века. Как же это мыслимо, чтобы вопрос не стоял так в русской революции XX века? Как же это волки станут агнцами?

Ни капли мысли у Церетели и Чернова, ни малейшего желания признать факт классовой борьбы, которая не случайно, не сразу, не по капризу или злой воле кого бы то ни было, а неизбежно, в долгом процессе революционного развития, превратилась в гражданскую войну.

Тяжелый, скучный и нудный день в изящных помещениях Таврического дворца, который и видом своим отличается от Смольного приблизительно так, как изящный, но мертвый буржуазный парламентаризм отличается от пролетарского, простого, во многом еще беспорядочного и недоделанного, но живого и жизненного советского аппарата. Там, в старом мире буржуазного парламентаризма, фехтовали вожди враждебных классов и враждебных групп буржуазии. Здесь, в новом мире пролетарски-крестьянского, социалистического государства, угнетенные классы делают грубовато, неумело...*

Написано 6 (19) января 1918 г.

Впервые напечатано 21 января 1926 г. в газете «Правда» №17


Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1
Еще язык живой, не выработалась советская газетная стилистика.

Согласен. Ленин-то в свободном обществе жил.

Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal центрального региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

Ленин был жестоким теоретиком, требовавшим расстреливать каждого десятого плохо работающего.

"В одном месте посадят в тюрьму десяток богачей, дюжину жуликов, полдюжины рабочих, отлынивающих от работы ... В четвертом — расстреляют на месте одного из десяти, виновных в тунеядстве. ... Чем разнообразнее, тем лучше, тем богаче будет общий опыт, тем вернее и быстрее будет успех социализма, тем легче практика выработает — ибо только практика может выработать — наилучшие приемы и средства борьбы.

В.И.Ленин. Как организовать соревнование. Полн.собр.соч. Т.35. С.204.

А Троцкий был жестоким исполнителем, реальным устроителем "децимаций" (его термин для расстрелов каждого 10-го в своих войсках) и построения красной армии на фундаменте заградотрядов:
«Нельзя строить армию без репрессий, – писал Троцкий. – Нельзя вести массы людей на смерть, не имея в арсенале командования смертной казни. До тех пор пока гордые своей техникой, злые бесхвостые обезьяны, именуемые людьми, будут строить армии и воевать, командование будет ставить солдат между возможной смертью впереди и неизбежной смертью позади»

А Джугашвили был хорошим практиком,он на деле осуществлял теоремы Ульянова и Бронштейна

Edited at 2018-01-24 08:15 am (UTC)

Джугашвили досталась Диктатура пролетариата, которую он потрогал, и понял, что это его личная диктатура, а угробленного им пролетариата еще бабы нарожают.
Когда он прочитал в Манифесте компартии о пролетариате "Да приобретет же он весь мир", он понял, что и это все прямо относится к нему.
Потому погнал весь СССР и, по мере возможности, коммунистов других стран к своему мировому господству.
Но не сложилось, то в ВОВ не удалось всю Европу захватить. То ядерная бомба есть, а доставить нечем. Так и помер без мирового господства.
А народец, который до сих пор этого расклада не понял, все восхищается, как красиво их строем куда-то гнали, и как красиво обещали рай на земле.

Эти утопические идеи с самого начала были обречены на провал.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account