byacs (byacs) wrote,
byacs
byacs

Categories:

Нам чего-то недоговаривают... Афанасий Никитин - русский миф...

Меня всегда посещало это чувство, когда читал "Хождение за три моря".
Путешествие Никитина - 1468-74 гг.

Вообще история странная с самого начала - представьте себе - купец - едет х (икс) знает куда продавать коня и продает себе в убыток...
Ну это как сейчас - например, поехали вы на мерседесе пятилетней выдержки в Германию с тем, чтобы его продать, предполагается, что с выгодой, иначе зачем продавать и ехать?

Но история странная с самого начала -

Пошел я от Спаса святого златоверхого с его милостью, от государя
своего великого князя Михаила Борисовича Тверского, от владыки Геннадия
Тверского и от Бориса Захарьича.

Оооо, наш Агафон - вращается в сферах - знаком с главой государства - Вел. кн. Тверским....

Далее:

И, отплыв из Углича, приехал в Кострому и
пришел к князю Александру с другой грамотой великого князя. И отпустили меня
без препятствий.

И приехал я в Нижний Новгород к Михаилу Киселеву, наместнику, и к
пошленнику Ивану Сараеву, и отпустили они меня без препятствий.

в Нижнем Новгороде две недели ждал
Хасан-бека, посла ширваншаха татарского.


Да у него приятели все - князья, бояре, послы...


Вот, прибыл наш человек на Восток. Что его может там интересовать? Ну само собой товары, цены, бабы, цены на баб. Ну в "Хождении" об этом подробно все есть...

Но его еще некоторые вопросы интересуют и тревожат:

Правит тут индийский хан -- Асад-хан джуннарский, а служит он
мелик-ат-туджару. Войска ему дано от мелик-ат-туджара, говорят, семьдесят
тысяч. А у мелик-ат-туджара под началом двести тысяч войска, и воюет он с
кафарами двадцать лет: и они его не раз побеждали, и он их много раз
побеждал. Ездит же Асад-хан на людях. А слонов у него много, и коней у него
много добрых, и воинов, хорасанцев, у него много. А коней привозят из
Хорасанской земли, иных из Арабской земли, иных из Туркменской земли, иных
из Чаготайской земли, а привозят их все морем в тавах -- индийских кораблях.

А гундустанцы все пешие и ходят перед хорасанцами, которые на конях; а
остальные все пешие, ходят быстро, все наги да босы, в руке щит, в другой --
меч, а иные с большими прямыми луками да со стрелами. Бой ведут все больше
на слонах. Впереди идут пешие воины, за ними -- хорасанцы в доспехах на
конях, сами в доспехах и кони. Слонам к голове и бивням привязывают большие
кованые мечи, по кентарю весом, да облачают слонов в доспехи булатные, да на
слонах сделаны башенки, и в тех башенках по двенадцать человек в доспехах,
да все с пушками, да со стрелами.

Бидар -- стольный город Гундустана бесерменского. Город большой, и
людей в нем очень много. Султан молод, двадцати лет -- бояре правят, а
княжат хорасанцы и воюют все хорасанцы.
Живет здесь боярин-хорасанец, мелик-ат-туджар, так у него двести тысяч
своей рати, а у Мелик-хана сто тысяч, а у Фарат-хана двадцать тысяч, и у
многих ханов по десять тысяч войска. А с султаном выходит триста тысяч
войска его.

По ночам город Бидар охраняет тысяча стражей под начальством куттавала,
на конях и в доспехах, да в руках у каждого по факелу.

В Бидар мелик-ат-туджар вернулся со своею ратью на курбан байрам, а
по-нашему -- на Петров день. И султан послал десять везиров встретить его за
десять ковов, а в кове -- десять верст, и с каждым везиром послал по десять
тысяч своей рати да по десять слонов в доспехах.

А у князя виджаянагарского триста слонов да сто тысяч рати, а коней у
него -- пятьдесят тысяч.

Это далеко не все, что он запомнил. Спрашивается - нафига ему этих слонов считать? Да, к тому же - все это записано ПО ПАМЯТИ, спустя несколько лет, когда он умирал и писал эти записки под Смоленском.

Кстати, еще один интересный вопрос - вот товарищ, съездил заграницу, подсчитал сколько у кого слонов, кавалерии и пехоты, сколько стоят проститутки. И ПИШЕТ ОБ ЭТОМ ПОДРОБНЫЙ ОТЧЕТ ГЛАВЕ ГОСУДАРСТВА. Причем чужого - Никитин был тверским подданным, а отчет писал Московскому великому князю. ЗАЧЕМ?

Еще один вопрос о вере.
Перешел ли в ислам Никитин или нет. В тексте есть противоречивые сведения об этом:

И в том Джуннаре хан отобрал у меня жеребца, когда узнал, что я не
бесерменин, а русин. И он сказал: "И жеребца верну, и тысячу золотых
впридачу дам, только перейди в веру нашу -- в Мухаммеддини. А не перейдешь в
веру нашу, в Мухаммеддини, и жеребца возьму, и тысячу золотых с твоей головы
возьму". И срок назначил -- четыре дня, на Спасов день, на Успенский пост.
Да господь бог сжалился на свой честной праздник, не оставил меня, грешного,
милостью своей, не дал погибнуть в Джуннаре среди неверных. Накануне Спасова
дня приехал казначей Мухаммед, хорасанец, и я бил ему челом, чтобы он за
меня хлопотал. И он ездил в город к Асад-хану и просил обо мне, чтобы меня в
их веру не обращали, да и жеребца моего взял у хана обратно. Таково господне
чудо на Спасов день. А так, братья русские христиане, захочет кто идти в
Индийскую землю -- оставь веру свою на Руси, да, призвав Мухаммеда, иди в
Гундустанскую землю.

Открыл им веру свою, сказал, что не бесерменин я, а (веры
Иисусовой) христианин, и имя мое Афанасий, а бесерменское имя -- ходжа Юсуф
Хорасани.

Праздников христианских -- ни Пасхи, ни Рождества Христова --
не соблюдаю, по средам и пятницам не пощусь. И живя среди иноверных (молю я
бога, пусть он сохранит меня: "Господи боже, боже истинный, ты бог, бог
великий, бог милосердный, бог милостивый, всемилостивейший и
всемилосерднейший ты, господи боже). Бог един, то царь славы, творец неба и
земли".
А иду я на Русь (с думой: погибла вера моя, постился я бесерменским
постом).
А когда Пасха, воскресение Христово, -- не знаю, постился с бесерменами в их пост, с
ними и разговелся, а Пасху отметил в Гулбарге...

Я не большой знаток ислама, но даже я знаю, что ходжа - это тот, кто совершил Хадж, паломничество в Мекку. Поскольку культура тогда была почти вся устная, как и вся информация, то человеку, называющему себя ходжой на было уметь очень искусно врать, чтобы не быть разоблаченным, или на самом деле побывать в Мекке...

А вот, что главное интересовало Никитина (т.е. заказчика путешествия):

От Ормуза морем идти до Калхата десять дней, а от Калхата до Дега шесть
дней и от Дега до Маската шесть дней, а от Маската до Гуджарата десять дней,
от Гуджарата до Камбея четыре дня, а от Камбея до Чаула двенадцать дней, и
от Чаула до Дабхола шесть дней. Дабхол же в Индостане пристань последняя
бесерменская. А от Дабхола до Кожикоде двадцать пять дней пути, а от
Кожикоде до Цейлона пятнадцать дней, а от Цейлона до Шабата месяц идти, а от
Шабата до Пегу двадцать дней, а от Пегу до Южного Китая месяц идти -- морем
весь тот путь. А от Южного Китая до Северного идти сухим путем шесть
месяцев, а морем четыре дня идти. (Да устроит мне господь крышу над
головой.)


Короче говоря, - это начало ЭПОХИ ВЕЛИКИХ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ОТКРЫТИЙ.
Турки перекрыли проливы, - европейцы лишились прямых торговых контактов с Азией, Орда - распадалась - степной путь стал совсем небезопасным...
Вот и искали - причем все. Мало у нас знают, но у испанцев и португальцев были свои Афанасии Никитины - путешественники по северу Африки, знавшие арабский язык, культуру и пытавшиеся найти прямые пути в Индию...


А вот Никитин возвращается домой:

И в том Трабзоне субаши и паша много зла мне причинили. Добро мое все
велели принести к себе в крепость, на гору, да обыскали все. И что было
мелочи хорошей -- все выграбили. А искали грамоты...

Турки пытались вывести на чистую воду российского шпиона, но доказательств не было:)
Короче, миссия, хотя и успешная, да путь этот - крайне невыгоден...
Но как факт российской культуры - путешествие Никитина сохранилось.



Tags: российская культура
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments